После 9 мая: новый русский манифест

Молодой исследователь и общественный активист Ольга Гогина опубликовала на своем аккаунте в соцсетях обращение к латышским согражданам. Получилось сильно.

«Дорогой латыш, я — Ольга Гогина-Миролюбова, гражданка Латвии, мой родной язык – русский, как и русская культура. Сегодня я хотела бы объяснить тебе о латвийских русских, о том, почему каждый год я отмечаю 9 мая и почему мне важно, чтобы мой ребенок учился на родном языке.

Думаю, что по правде ты меня даже не знаешь. Тебе рассказывают обо мне в телевизоре, в газетах или на интернет-сайтах, ты слушаешь речи наших политиков, которые уже 30 лет врут и разделяют нас. Разреши мне кратко рассказать о себе.

Дорогой латыш, если тебе 30-40 лет, мы с тобой — ровесники. Мы вместе с тобой ходили в детский сад, мы вместе играли в песочнице и сидели вместе на качелях. Мы одновременно пошли в школу, вместе поступили и учились в высшей школе, теперь вместе работаем, занимаемся спортом и водим своих детей в тот же детский сад.

Я — человек русской культуры и мой родной язык – русский язык. Моя принадлежность к русской культуре — это не принадлежность к Российской Федерации или СССР. А также это не является этнической принадлежностью, любой еврей, латыш, белорус и представитель другой национальности может добровольно принадлежать к русской культуре.

Конечно, не все русские одинаковы. 10 лет назад я вместе со своими единомышленниками вела исследование об идентичности русскоговорящей молодежи стран Балтии. В результате исследования мы заключили, что русские в Латвии — разные: а) есть группа, для который русский язык не важен и они охотно ассимилируются; б) есть группа, которая из-за государственной политики интеграции чувствует себя отторгнутой и ищет свою принадлежность или в советском прошлом, или в современной России; в) самая большая группа себя считала людьми русского языка и культуры, для которых важно это сохранить, но они связывают свое будущее с Латвией. К сожалению, в стране продолжается такая политика интеграции, что третья группа уменьшилась и произошла большая радикализация и маргинализация русской молодежи.

В твоей исторической памяти «Русские идут!» означало массовую высылку людей в Сибирь. Но это не русские виноваты, а тоталитарный режим. Русские, латыши, белорусы и другие национальности равно страдали от репрессий сталинизма. В каждой семье есть свой «враг народа», кулак, который был или расстрелян, или сослан в лагеря.

Дорогой латыш, я не мечтаю о восстановлении СССР, потому что у меня даже нет представления о том времени, я была слишком мала, чтобы его оценить и понять. У меня нет ничего общего с Российской Федерацией, это чужая страна, которая не финансирует мою деятельность, чтобы я осуществляла здесь пропаганду Кремля. Моя земля Латвия, и ее независимость и развитие мне важны так же, как и тебе. Я хочу, чтобы русская и латышская общины и языки мирно жили в одной стране, чтобы между двух групп было равноправие и взаимное уважение. Для такого уважения важно доверие, равноправие и желание принять другого.

Каждый год 9 мая ты мне рассказываешь, что я оккупировала Латвию, что мои предки убийцы и преступники, что я ответственна за все государственные несчастья только потому, что говорю на русском языке. Поверь мне, 9 мая я праздную не оккупацию, а конец войны. Мой дед служил в Красной армии и освободил мир от нацизма. Он и не думал об оккупации Латвии или завоевании мира ради идей коммунизма. Он просто хотел защитить свою семью, дом, свой город, который в первую же неделю войны оккупировали немецкие военные силы. Он хотел остановить уничтожающую силу, потому что он видел, что местные приверженцы нацизма сделали со своими соседями, чья единственная вина была только в том, что они были евреи или представители народности рома. Он не хотел ни один народ сделать рабами, он не хотел никого уничтожать, руководствуясь расовой теорией, он был вынужден реагировать на нападавших, которые хотели уничтожить его семью только потому, что они не были арийцами.

Каждый год, приходя к памятнику, я говорю: «Спасибо!» своему деду, который остановил уничтожение европейских народов только потому, что объем их черепов не совпадал с черепом настоящего немца, с объемом черепа арийца. Я праздную конец ужасной войны, в результате которой многие дети потеряли родителей, матери – сыновей и дочерей, жены – мужей, сестры – братьев. Я отмечаю эту дату, чтобы такая война никогда не повторялась. Чтобы ни одному лидеру не пришло в голову снова завоевать весь мир, уничтожить или сделать рабами целые народы, только потому, что у них другой цвет кожи, родной язык или религия.

Сосед, я не виновата в ужасных исторических процессах, как и мой ребенок, и то, что своему ребенку я хочу дать образование на русском языке не означает, что этим я угрожаю латышскому языку. Наши политики нам рассказывают, что интеграция возможна только на базе латышского языка и культуры. На мой взгляд — это процесс взаимодействия всех латвийских культур. Принадлежность к русскому языку и культуре и желание сохранять и развивать их не входят в противоречие и ни в коей мере не вытесняют и не отвергают знание и использование латышского языка.

Я училась на русском языке и латышский язык был у меня как отдельный предмет, однако, поступив в высшую школу, у меня не было никаких проблем с латышским языком. Поэтому я не могу понять, почему моему ребенку надо учиться на латышском языке и каким образом это может укрепить государственный язык? Интеграция должна быть добровольной, с меняющейся официальной государственной политикой, тогда у проживающеего здесь русского культурного меньшинства будет мотивация включиться в развитие латышского языка и культуры.

Грустная ситуация с русским языком и культурой в Латвии также зависит от деятельности лидеров и политиков русской общины. К сожалению, никто из русских активистов не был заинтересован в организации сильной русской общины, все следовали или своим политическим, или финансовым интересам. Флиртуя с Россией или Европой, им удалось достичь того, что меня здесь считают «пятой колонной» чужой страны. Каждый день меня принуждают к тому, чтобы оправдываться за принадлежность к русской культуре. Мне не хочется передавать это дочери, мне хочется, чтобы она гордилась тем, что она родилась в Латвии как представительница русской культуры. Поэтому я хочу создать сильную русскую общину, для которой было бы место в многокультурной Латвии.

Дорогой латыш, посмотри на меня! У меня нет ни рогов, ни когтей, у меня нет рубашки с Путиным или российским флагом! Вместе с тобой — я считаю, что мой дом здесь, в нашей Латвии. И существование нашей страны и ее независимость для меня такая же ценность, как и для тебя. Если наши мысли совпадают, нам о многом надо поговорить, чтобы вместе уживаться на этой земле. Может быть, начнем откровенный разговор?»

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.