Неси свой свет — его ждут!

Надо иметь мужество взглянуть в лицо истине: нашу партию треплет лихорадка, она не здорова. Вопрос в том, захватила ли болезнь только «верхи», да и то, может, только «рижские», или болен весь организм? Очевидны и другие вопросы: возможно ли выздоровление? Как сделать излечение быстрым и необратимым? Что предпринять, чтобы рецидив стал невозможным?

Нынешний кризис, как это бывает, вырос из небольших проблем и ошибок. Если на мелких ошибках настаивать, то они могут развиться во что-то большее, в немалые проблемы и даже привести к кризису. Так вышло на этот раз, и ошибки наши имели скорее организационный, то есть «человеческий» характер, не касаясь, так сказать, идеологических и стратегических вопросов.

Кризисы идейного характера мы уже проходили. На протяжении своей истории «Согласию» удавалось не раз и не два освобождаться от безответственных демагогов, провокаторов-леваков и от просто политических дурней на радикальной платформе. Партия от этого только выигрывала, становясь более сплочённой и эффективной. Верю, так произойдет и на этот раз: как ящерица, у которой болит хвост, мы должны побыстрей его отбросить — пусть догнивает на обочине истории.

Чтобы жить дальше, нам предстоит пройти очищение — даже если оно окажется болезненным (а оно окажется!). И сделать это мы сумеем, только если разберемся с причинами кризиса, после того как поймем: что случилось и почему те, кого мы считали товарищами и за которых были готовы стоять стеной — эти люди оказались… тем, кем они на самом деле оказались?..

Начну издалека. В 1993 году «Партия Народного Согласия» имела в первом послевоенном Сейме б мест (сегодня у «Согласия» их 24, и это не лучший наш результат!). В чем-то было труднее, чем сейчас, а в чем-то — проще. Все были на виду, со своими достоинствами и недостатками. Впереди была большая работа, которую никто еще никогда не делал. У нас было тогда много друзей, были и просто «попутчики» — но совсем не было «прилипал», приспособленцев. Saskaņa в то время — это не то место, куда шли за деньгами или карьерой.

Почему я об этом говорю? Не секрет, что любое политическое движение в фазе роста и развития испытывает приток новых сторонников, — так это случилось с нами в «нулевые годы» и особенно после 2009-го, когда мы впервые победили в Риге. Многие из «партийной молодежи» вскоре становятся активными и полезными членами партии, некоторые выбирают стезю политика. Мы неизменно рады новым товарищам, но не всегда исполняем свои обязанности перед ними, прежде всего в том, чтобы помочь им построить прочную и полнокровную связь с организацией.

Что же мешает нам? Многое: текучка, нехватка времени, а подчас и неумение. И не на последнем месте стоит такая штука как «вождизм» — неоправданно раздутая роль отдельных лидеров, утверждение их на ролях непререкаемых. Собственно, я уже «скатился» к азам партстроительства. Но нужно говорить и об этом, ибо элементарные ошибки подчас ведут к тяжелым последствиям.

Участвуя на протяжении многих лет в руководящих органах «Согласия», я всегда считал, что мы не должны быть «Партией Юрканса», «Партией Урбановича» или «Партией Ушакова» — несмотря уважение к лидеру, подобный «культ личности» будет сковывать определенную часть партийцев, ограничивать их инициативу. А в известных обстоятельствах — может провоцировать фаворитизм и подхалимаж в партийных рядах.

«Согласие» — старейшая в Латвии партия. Ее долгожительство, сила и авторитет опираются на сильную и верную идею общественного диалога; взаимоуважения, согласия в широком смысле, а также на социал-демократическую традицию. Собственно, в Философии согласия нет ничего нового: мы живем так в своей повседневной жизни, строим отношения с соседями, коллегами, друзьями. Что же мешает вести себя так же в вопросах управления обществом? Ответ стар как мир: мешают деньги и власть, а точнее — жажда того и другого.

«Согласия» боятся. Боятся наших идей и нашего потенциала. И поэтому пытаются сломать или хотя 6ы ослабить нас. Пытаются «продать» избирателям мысль, что нет смысла голосовать за нас, ибо отданные за «Согласие» голоса — выброшены на ветер.

Всю свою историю мы прожили в вынужденной парламентской оппозиции, -несмотря на открытость к сотрудничеству и диалогу с левыми и центристскими силами. К роли «вечного оппозиционера» мы были принуждены, несмотря на наши успехи на выборах и популярность. А те немногие из других партий, кто имел смелость выступить за сотрудничество с нами, жестоко терпели за это, подвергались критике и даже травле — вплоть до преследования членов их семей.

Почему у них это получается? Несмотря на невеликие размеры страны,
политика в Латвии далека от людей. Она делается в департаментах, фракциях,

партийных штабах. Такой система сложилась за десятилетия, надежно обеспечивая покой и герметичность элиты. Поэтому начиная с альянса «Латвияс цельш» и ТБ/ДННЛ мы имеем одну и ту же комбинацию в правительстве — пусть разные ее части и меняют свои названия и своих выдвиженцев.

Вот, про Россию говорит, что там история движется по кругу. Не удержусь от
сравнения: это современная история Латвии движется кругами, только
меньшего диаметра — как у игрушечной железной дороги. Разомкнуть ее или перевести стрелку на другой путь могут только избиратели. Но им, кажется, всё равно. Воистину, каждый народ имеет правительство, которое заслуживает.

Со всем этим можно было бы смириться, если бы при этом было обеспечено успешное развитие. Но успехи Латвии существуют только в докладах правительства и в торжественных речах. Чтобы убедиться в этом, достаточно взглянуть на себя со стороны. Вот уже почти 30 лет никто нас не оккупирует, не диктует своей воли, не отнимает плодов нашего труда. Однако мы так и не «нашли себя», не решили, кем хотим стать — всеевропейской здравницей, производителем экологический продукции, интернет-хабом или глобальным экспортёром образования. Иными словами, ребенку уже скоро 30, а он все еще ищет себя ..

Если где и происходят у нас хорошие перемены, так это на муниципальном уровне, на «земле» где людей оценивают по их делам и морали. И как раз здесь голос «Согласия» звучит в разы громче чем на улице Екаба. Поэтому так горько думать и писать о событиях в Рижской думе, — которая долгое время заслуженно была образцом того, как много хорошего и нужного мы, «Согласие» можем сделать, активно участвуя в госуправлении.

Я не защищаю Нила и его команду: если виноваты — пусть отвечают. Но и не обвиняю ни в чем, кроме одного: понимая свою связь с «Согласием» и то бесценное доверие — и русских, и латышей, которое привело его в Рижскую ратушу, Нил должен был обеспечить полную и абсолютную антикоррупционную стерильность вокруг — почище, чем в операционной. Тогда, чтобы «свалить» его и нанести ощутимый ущерб партии, нужна была бы провокация вселенского масштаба. Но такой стерильности не было, и для атаки на нас оказалось достаточно нетрезвой болтовни в бане.

Конечно, «трамвайное дело» возникло неспроста — архитектура латвийской
политики исключает случайность при вбросе компромата. В стране, как голубец нафаршированной спецслужбами, с их техническими, агентурными и прочими возможностями, ничто заметное не может пройти мимо их ока. Но только от политических командиров зависит, как информация будет реализована. И команда была дана! Хотя и это не повод, чтобы причитать как мамаша-наседка «Что они сделали с нашим мальчиком! ».

Проблемы созревали давно. Деньги и власть — те же медные трубы, которые нужно пройти с достоинством. Наши товарищи сделать этого не сумели. И тут есть наша доля вины; нельзя было не заметить, что с каждым годом атмосфера в наших отношениях становилась тяжелей; говорить с ними по принципиальным делам было все труднее … А говорить нужно было! Нужно было делать замечания, спорить, указывать на ошибки, зазнайство и высокомерие, не боясь услышать в ответ грубость или испортить личные отношения!

Кризис в Рижской думе — это важный, горький и несколько запоздалый урок. Конечно, лучше было бы выучить его лет десять назад, но тут сослагательное наклонение неуместно. Выучить его и сдать экзамен придется сейчас, на «полном ходу», на глазах у всего мира. Нам необходимо очиститься, а для, этого открыть дорогу молодым, с их яркими идеями, современными знаниями, культурой, темпераментом и здоровым желанием изменить ситуацию к лучшему.

Многие годы занимаясь партийными делами, я имел возможность узнать десятки и сотни наших товарищей — не только в Риге, но и, как говориться «на местах» — от Лиепаи до Даугавпилса. Я знаю, как много среди них прекрасных людей — умных, успешных, порядочных, уважаемых и достойных. В них наши надежда и уверенность в будущем «Согласия».

Мы должны опереться на партийную молодежь, предоставить ей возможности, чтобы раскрыть себя, воплотить свои идеи и планы на практике. Только так можно отбросить гниющий хвост и обеспечить скорейшее и бесповоротное выздоровление!

Мы должны шире раскрыться обществу, ярче и убедительней нести людям свои идеи, продолжая критиковать правительство. В конце концов, мы должны остановить дрейф латвийской политической системы вправо, к ультранационализму — кроме нас больше некому остановить его!

Отдаю себе отчет в том, идеи Согласия оставляют пока равнодушной немалую
часть общества и напрочь отвергаются национал-радикальным
меньшинством. Ну, и что из этого? Ровным счетом ничего! Большинство может заблуждаться и часто заблуждается. История дала не один пример того, как в некоторые моменты большинство принимало и поддерживало самые радикальные и бесчеловечные идеи, следуя им и в жизни. Правда, так никогда не продолжалось исторически долго. Подобные болезни и ошибки исправлялись и искупались, подчас самой высокой ценой: «история любит переделывать свои дела, пока не вылепит то, что ей надо».

Уверен, что нынешняя ситуация, когда государство превращено (почти по Ленину) в машину для подавления титульной нацией остальных этносов народа Латвии — не навсегда. А вот как долго это продлится, зависит от нас, нашей работы и нашей мудрости.

И последнее на сегодня: не следует дергаться, суетиться, не стоит нервничать без особых причин. Как сказал один писатель, маяки не бегают по всему острову, выискивая, какую лодку спасти, они просто светят. Неси свой свет -его ждут.

Александр Барташевич

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.